ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ

 

Осень наступила,
Золотая осень.
Не гляди уныло,
Одинокий тополь.

Лучше спой тихонько
Песенку простую.
Спой-ка ты про осень,
Осень золотую.

Улетают птицы
И кричат прощально,
Только не грусти ты
И не будь печальным.

Лучше спой тихонько
Песенку простую.
Спой-ка ты про осень,
Осень золотую.

 
   

А я домой, домой хочу,
А я пешком уйду по снегу,
Вместе с ветром улечу,
Приготовившись к побегу.
Я возьму с собой Мечту
И Прекрасное стремленье,
И Разумное терпенье,
И Святую простоту.
Но незванная, со мной
Разговор ведет Тревога:
"Далека твоя дорога,
Не спеши, мой друг, домой!"

 
   

А еще хочу я плакать:
Горько-горько, долго-долго.
Так, как плакала когда-то
После школьного урока.
Жизнь казалась мне тоскливой —
Все погибло, все пропало.
Что была тогда счастливой —
Я не знала, я не знала.
Я немного старше стала
И не очень изменилась,
Только чуточку устала,
Только плакать разучилась.

 
 
 

Больной ребенок

 

Пахнет шерстью, пахнет потом,
За окном темно.
Что ты, милая, ну что ты?
Я не сплю давно.

Закрываю покрывалом
Яркий свет луны.
Поправляю одеяло —
Дети спать должны.

Ходит по дому дремота,
Баюшки-баю.
Что ты, милая, ну что ты?
Я давно не сплю...

 
 
 

Сыну

 

Напою тебя водичкой,
Накормлю тебя морковкой,
Подарю тебе синицу,
Помашу тебе рукой.

Я хочу, чтоб ты был счастлив,
Знаю, это — очень сложно:
Жизнь большая-пребольшая,
А ты маленький такой.

 
   

Ветер воет, ветер стонет,
Я хватаюсь за штурвал.
Наш корабль вот-вот утонет
Посреди житейских скал.

 
 
 

Настроение

 

С распахнутою душою — кинулась.
И вдруг: холодный вгляд. Натолкнулась.
“Что я? Куда я? Зачем?” — подумалось.
И оборвалось, рухнуло. Застыло.
... Смеркалось. Моросило.
Но вот забрезжило,
И затеплилось что-то, закопошилось. Растаяло.
Рассвело.

 
   

Никаких упреков, слез и вздохов,
Я спокойно, молча отвернусь.
Ты не хочешь? Это очень плохо.
Только я решила: ну и пусть.

Нет так нет. Я умолять не буду!
Только не пойму я никогда:
Почему бы не помыть посуду,
Если есть горячая вода?!

 
   

Гора невымытой посуды —
Мой Эверест.
Он съел изысканное блюдо
В один присест.

А я готовила, старалась
Почти полдня.
Он съел его — и не заметил,
Обнял меня.

Сказал: “Давай пойдем с тобою
Мы в ресторан!”
Любовь, любовь — что ты такое?
Самообман.

 
   
 

Верочке

 

Право, глупо притворяться,
Если хочется рыдать.
Через силу улыбаться
И сквозь слезы хохотать.
Ложь веселья не заменит,
И никто, и никогда
Не поймет и не оценит
Столь тяжелого труда.

 
   

Все можно утопить в словах:
Печаль и боль, любовь и радость.
Слова порою просто гадость:
Внушают ненависть и страх.

Так много слов — зачем? К чему?
Мне не нужны слова твои.
В глаза мне лучше посмотри
И улыбнись. Я все пойму.

 
   

Нас здесь не ждут.
Здесь чисто и красиво.
Тепло, уют
И ужин на столе.
Нас здесь не ждут.
Хозяева спесивы.
Они едят и пьют на серебре.
Ну, что ж, уйдем.
Воспримем без печали:
Нас здесь не ждут.
И никогда не ждали.

 
   

Дождь качает ветки за окном.
Страшный дождь, который все качает,
Но его никто не замечает,
Говорят, что ветер их качает —
Ветки клена за моим окном.

Это - дождь. Невероятно сильный.
Разрушительный, недобрый дождь.
Он смывает все. Ужасный ливень.
Ничего потом уж не найдешь:

Ни любви, что радостно носила
Мою душу где-то в облаках.
Счастья не найдешь. А было, было,
Было счастье в жизни, не в мечтах.

Все бушует беспощадный ливень,
Ветки клена бьются о стекло.
Только для меня бушует ливень —
У других — и тихо, и светло.

 
   

Я пью не чай, а жидкий сахар.
И я летаю, не хожу,
И всем на свете расскажу,
Какая у меня зарплата.
Я не хочу лелеять зло —
Я не могу, я не умею,
И если снова заболею,
Скажу: "Опять не повезло!"
И к черту нюни, слюни, слезы,
Раз я еще могу летать
И, улыбаясь, принимать
Судьбы печальные курьезы.

 

© Маня Манина, 2000-2002