Большая Любовь

 

Спичка сгорела — не вспыхнуть ей вновь!
Куда-то исчезла Большая Любовь.
Такая большая, как гвоздь в сапоге,
Соринка в глазу или дождь в октябре.

Спичка сгорела и черною стала.
Любовь не исчезла, а просто устала,
Как женщина после бессонных ночей,
Хозяйственных сумок и пьяных речей.

Спичка сгорела — любовь отдыхает.
Она отдохнет и еще полетает,
И станет большая, такая большая,
Как в стужу глоточек горячего чая.

 
   

Свет и тень. И белизна смуглой кожи.
Чья вина? Моя вина. Ваша тоже.
Стопка красок на столе. Кисть плохая.
Вы скучаете по мне? Я — скучаю.

Напишу Ваш чудный лик,
Станет ясно:
К черту мелочность обид.
Жизнь прекрасна!

 
   

Молодой, высокий, синеглазый.
Да, глаза с нескромной синевой.
Он такой: не видевший ни разу,
Как шумит и плещется прибой.

Он такой: не знающий, как славно
Холодит оружие ладонь.
Он такой: не знающий о главном —
Что я много думаю о нем.

Ранним утром торопливым шагом
Он, не поздоровавшись, пройдет.
Он — такой. Другого мне не надо.
У меня и так душа поет!

 
   
  В общежитии  

Человек, напившись валерьянки,
Не поймет мелодии стиха.
Возвратилась девочка с гулянки,
Не нашла, бедняжка, жениха.

— Дура! Я же о любви мечтала,
Чтоб в моей душе огонь зажгла!
— Ах, подружка, ты ж не там искала!
— Пусть не там... Искала, как могла.

 
   

А мне остаются одни мечты.
Зато хорошие, самые лучшие.
В них много невиданной красоты,
В них много неслыханной везучести.
В них много всего
                                   того,
                                             чего
Мне в жизни горестно не хватает.
В мечтах я встречаю Его, Одного,
Который так любит и все понимает.
А в жизни рушатся все мосты,
И он уходит, не оглянувшись.
А мне остаются одни мечты.
Зато хорошие, самые лучшие.

 
   

Еще немного сладкой муки —
Тебя увидев, все забыть.
Еще немного полюбить
Перед отчаяньем разлуки.

 
   

Можно плакать, можно, можно, только
Слезы не помогут, не спасут.
Улетаешь. Знаю я, во сколько,
Знаю, что тебя там тоже ждут.

Улетаешь. Никаких вопросов.
Все ответы знаю наперед.
“Ты вернешься?” — вымолвить непросто.
Ночью улетает самолет.

 
   

Я останусь — знаю точно! —
Не проси и не зови,
У разбитого корыта
Несложившейся любви.

Только мне совсем не грустно,
Это — даже не роман.
Это — высшее искусство —
Флирта легкого туман.

 
   

Зубы растут по ночам.
С дикой мучительной болью
Зубы растут по ночам.

Спи, моя совесть, усни.
Ты уж свое отрыдала.
Или тебе еще мало?
Спи, моя совесть, усни.

Душу мою не тревожь
Дикой мучительной болью,
Я оправдаюсь любовью.
Душу мою не тревожь.

 
   

Килограммы туши на ресницах,
Грязные тарелки на столе,
Белый снег задумчиво искрится
У скамейки в проходном дворе.
Холодно, тоскливо, ненадежно,
И тревожно как-то на душе.
Ах, как жаль, что это невозможно —
Жизнь вернуть, прожитую уже.
Мы бы повторили все ошибки,
Вновь бы пережили все страданья,
Испытали сладостные пытки
Неизвестности и ожиданья.
Ах, как жаль, что это невозможно!
Вновь ресницы тушью я измажу,
Недоем свой одинокий ужин,
И пойду и сяду на скамейку
В неуютном проходном дворе.
Как задумчиво искрится снег!
А в твоем окне — неяркий свет.

 
 
 

Полезный совет

 

Сажайте в квартире петрушку,
Сажайте герань и укроп.
Устройте для птичек кормушку,
Учитесь готовить сироп.
Советы, советы, советы...
Портных, кулинаров, врачей.
Нигде не найти мне ответа,
Что делать с любовью моей.
Психологи трезво рассудят,
Дадут мне совет: разлюбить.
Но ведь они — тоже люди,
И тоже не знают, как жить.

 

© Маня Манина, 2000-2002